Велопоход
Самарская Лука-2019
01-12.05.2019
Ширяево
У Самарской Луки много общего со Средиземьем. Здесь есть Мордор (село Мордово), есть Мория (штольни), и есть долина Шира, то бишь села Ширяево. В Шире мы и заночевали в мини-отеле Кемпер-Шир.
Хозяева мини-отеля — супружеская пара, переехавшая сюда несколько лет назад из Самары. Сергей, архитектор, а также исследователь и автор схемы штолен Поповой горы. И Наталья, гид местного музея. Точнее, музеев. В музеи мы и направились с утра.
В селе Ширяево целых пять музеев, наверное это рекорд России среди сёл. Пятый, музей Летучей Мыши — часть нацпарка Самарская Лука, при нас, увы, не работал. А вот четыре остальных, входящих в единый музейный комплекс, мы посетили. Найти было несложно, в селе куча указателей всех сортов на музей Репина. Эх, если бы газовые трубы не портили идиллический вид.
Дом купца Вдовина
Четыре музея в одном комплексе занимают два квартала на трех улицах — Советской, Библиотечной, Ширяевца. И первый из них — дом купца Вдовина, владельца местной мельницы. Дом, как видите весьма добротный, построен в 1910 году, в 1990 тут открыли музей купеческого быта, а также музей самоваров и музей народного женского костюма.
Музей самоваров и музея женского костюма совсем крошечные, буквально одна комната.
А вот музей купеческого быта очень хорош. Жилье не уступает лучшим домам, пианино в гостиной, рабочий кабинет хозяина. Хотели бы так жить?
Портреты хозяев в столовой, спальня и кабинет хозяйки. Хозяев как водится убили после революции, теперь хозяев нет.
Музей Репина
В 1869 году молодой подающий надежды русский живописец Илья Репин писал этюды на Неве. Во время работы его заинтересовала ватага бурлаков. Он даже сделал несколько набросков. Его близкий друг, Федор Васильев, тоже молодой художник, посоветовал за настоящими видами настоящих бурлаков отправиться в самое сердце их жизни - на Среднюю Волгу.

В мае 1870 Академия Художеств оплатила путешествие по Волге от Твери до Саратова 4 художникам — Илье Репину, его брату Василию, Федору Васильеву и Евгению Макарову. На обратном пути они остановились сначала в Ставрополе-Самарском (ныне Тольятти).
Ставрополь (Самарской губернии) стоит очень красиво на луговой стороне, против Жигулей. Мы сторговали лодку на неделю и каждый день с утра переезжали на ту сторону к жигулевским высотам и исчезали там в непроходимом, вековечном лесу. (Илья Репин «Далекое близкое»)
А оттуда переехали в Ширяев Буерак, где в то время была из остановок-перемен бурлацких артелей. Здесь они провели всё лето 1870 года, работая над эскизами Жигулёвских гор и жителей села. Дом крестьянина Ивана Алексеева, где жил летом 1870 года Илья Репин.
Мы стали расспрашивать об избе на все лето, и один хозяин повел нас в свою чистую половину избы: она была разделена на три части, и здесь мы решили поселиться. Стали торговаться с хозяином и сошлись на тринадцати рублях — платить нам за все лето. (Илья Репин «Далекое близкое»)
По преданию именно на этой лавке спал Илья Ильич. Сорри за качество.
В Ширяево Репин написал в эскизе свою, пожалуй, самую известную картину. «Бурлаки на Волге». К 1870 году бурлаков уже почти не осталось. Тем же летом, когда Репин писал бурлаков на Средней Волге, юный Гиляровский бросил дом и гимназию и бежал к бурлакам на последнюю на Верхней Волге баржу под Рыбинском, о чем потрясающе потом написал в мемуарах.
Я ходил по Тверицам, любовался красотой нагорного Ярославля, по ту сторону Волги, дымившими у пристаней пассажирскими пароходами, то белыми, то розовыми, караваном баржей, тянувшихся на буксире... А где же бурлаки? Я спрашивал об этом на пристанях -- надо мной смеялись. Только один старик, лежавший на штабелях теса, выгруженного на берег, сказал мне, что народом редко водят суда теперь, тащат только маленькие унжаки и коломенки, а старинных расшив что-то давно уже не видать, как в старину было… Пароходы съели бурлака... Только один на всей Волге старый "хозяин" Пантелей из-за Ут-ки-Майны водил суда народом, по старинке и наша единственная уцелевшая на Волге Крымзенская расшива была анахронизмом (Гиляровский «Мои скитания»)
График бурлака похож на график нынешних шабашников, работающих на приисках в горах Урала или Крайнего Севера. Несколько недель или месяцев тяжелого труда, потом несколько месяцев траты денег. Публика в бурлаки шла отчаянная, разбойная:
Добыли вина, попили порядочно, и две ночи Костыга мне о былом рассказывал... -- Эх, кабы да старое вернуть, когда этих пароходищ было мало! Разве такой тогда бурлак был? Что теперь бурлак? Из-за хлеба бьется! А прежде бурлак вольной жизни искал. Хошь до меня доведись. Сжег я барина и на Волгу... Ну вот, значит, мы соберем станицу так человек в полсотни и все берем: как увидит оравушка Репку-атамана, так сразу тут же носом в песок. Зато мы бурлаков никогда не трогали, а только уж на посуде дочиста все забирали. Ой и добра и денег к концу лета наберем.. (Гиляровский «Мои скитания»)
К нам уже стали привыкать. И часто гуляющие бурлаки сами заходили к нам и адресовались так:
- Бают, ваше благородие, бурлаков списываете на картинки и платите двадцать копеек? Так вот мы готовы.
Деревня нашей живописью заинтересовалась. Особенно имел успех этюд Макарова с отставного солдата Зотова, с трубочкой в зубах.
(Илья Репин «Далекое близкое»)
Репин с натурщиками.
Музей Александра Ширяевца
Переходим улицу Библиотечную (в старом Ширяеве это была единственная улица) и оказываемся в третьем музее. Поэта Александра Ширяевца, уроженца села.
Он родился в 1887 году в Ширяево в семье бывшего крепостного. Много читал, школу при церкви закончил с отличием. В 15 лет, после смерти отца, начал работать. После попыток устроиться в Самаре и Ставрополе (Тольятти), переезжает на 17 лет в Среднюю Азию.
Там он и начинает активно писать, знакомится с Есениным
Ширяевец относился к течению «новокрестьянских поэтов». Писал немудрящую мещанскую милоту про котиков.
К сожалению эпоха, которую увидел в зрелом возрасте Ширяевец, выдалась очень скверная, особенно для любителей тихого быта. Другие крестьянские поэты эпохи: Есенин в армейской форме Первой Мировой, и Николай Клюев. Есенин был близким другом Ширяевца. Обоим повезло: Ширяевец умер от меннингита в 1924, второй годом позже слазил в петлю в Англетере.
Коса смерти, уже находившаяся на излёте, сделала новый замах. Посильнее. Друзья Есенина и Ширяевца — крестьянские поэты Сергей Клычков, Петр Орешин, Николай Клюев. Кто дожил до 30-х — арестовали и убили всех. Клычкова убили в 1937 году в Москве, Орешина убили в 1938 в Москве, Клюева убили в 1937 в Томске. Точная дата убийства Клюева неизвестна, т.к. в Томске несколько дней не было электричества, что мешало сотрудникам вести протокол (исполнять приговор не мешало). Все реабилитированы в 1950-х за отсутствием состава преступления.
Музей Крестьянское Подворье
Четвертый и последний музей в комплексе — музей Крестьянское Подворье. Наверное, уже устали к этому моменту, поэтому про этот музей мало что можно сказать. Дом и хозяйство добротные!
Интерьеры тоже добротные.
Во дворе какие-то произведения контемпорари арта. Как мало интересные…
Так и интересные и забавные. Вдали — Монастырская гора, куда отправились после музея.
Монастырская гора
Достопримечательностей в Ширяево столько, что уже пятый пост про село и они всё ещё не заканчиваются. Недаром сюда как-то привозили даже Rammstein (в 2013, когда они выступали на самарском фестивале «Рок над Волгой» при полумиллионе зрителей). Ну, а наша следующая цель — Монастырская гора, вот она зелёная, не потревоженная камнедобычей в отличие от соседней Поповой горы. По легенде здесь некогда был монастырь, ну, а по правде…
Ну, а по правде, Монастырская гора называется так потому, что некогда эти земли принадлежали Саввино-Сторожевскому монастырю, который под Звенигородом! В тысяче км отсюда. Русский монастырь на горе был бы непривычен, это же не Черногория. Часовенка могла бы быть.
Пока мы подымаемся в гору, мимо по Волге проходят теплоходы. Этот какой-то дальний, не «Фарида Муртазина», на которой мы прибыли.
Вид с промежуточной вершины на село. Попова гора напротив. Хорошо видны основные улицы Ширяева — слева Самарская, основная магистраль, где стоят магазины, кафешки, автобусные остановки.
Справа 3 параллельные улицы Пионерская, Библиотечная и Ширяевца, на которых находится музейный комплекс. Когда-то Библиотечная была единственной улицей села.
На горе какие-то камни, видимо в честь той часовни.
Тут на высоте недавно поставлен большой крест. В честь чего именно — непонятно, на досках на постаменте указаны только имена тех, с чьей помощью он поставлен. По смыслу похоже на знак «Осторожно, у этого знака острые края».
Здесь у креста встретили путешественницу. Поразили её рассказом о нашем прошлом велопоходе из Казани до Самары.
Но это ещё не вершина, она выше. Поднимаемся. По дороге видны выходы каменных пород — останцы. Илья Репин в бытность свою в Ширяево эти камни назвал сфинксами и написал набросок с них (в интернете найти не удалось).
Вот и вершина Монастырской. Наверное здесь сильные ветры, поэтому деревья такие уродливые, какие я видел в горах Урала, стройные на вершине не выживают.
Долина Шира (Ширяево), где-то за ней находится Мордор (Мордово). Мордор мы посетим как-нибудь в другой раз. Места там в долине глухие.
Хозяин нашего Кемпер-Шира рассказал, что там в долине на любительских соревнованиях как-то погиб лыжник — возраст, сердце прихватило, а сотовой связи там в оврагах нет, пока добежали до врача, пока обратно вернулись, уже всё. Ну, а мы преодолели овраг без потерь.
Вот там, где заканчивается указательный палец, на Марафонской поляне, мы ночевали четырьмя днями ранее.
Спускаемся вниз, в село. Местный водозабор.
Пообедали в безымянном кафе на Самарской улице с хорошей выпечкой, окрошкой и квасом, рекомендую. Как и многое тут, работает в тёплое время года, хотя может и быть открытым до ноября и даже зимы. Ну, а мы после обеда отправимся на Каменную Чашу, самую пожалуй популярную (после Верблюда) достопримечательность Ширяево.
Каменная Чаша
Вечером четвёртого дня в Самарской Луке после посещения Монастырской горы мы решили наконец посетить Жигулёвский заповедник, не путать с нацпарком «Самарская Лука», нацпарк доступен во многих точках, а заповедник доступен только в 2 точках —пешем маршруте к источнику Каменная Чаша и смотровой площадке на горе Стрельная. Мы выбрали посетить Каменную Чашу.

На Каменную Чашу можно заехать с 2 сторон — из Ширяевского оврага или посёлка Солнечная Поляна. Раскисшими грунтами в Ширяевском овраге мы уже наелись три дня назад на маршруте Сердце Жигулей, поэтому поехали по асфальту, через Солнечную Поляну. Проезжаем парк в посёлке Богатырь.
Вот и наша цель, село нефтяников Солнечная Поляна. Школа на улице Нефтяников же.
Подъезжаем к КПП заповедника. Характерные силуэты зверей на воротах. Позже видели несколько таких на других зданиях заповедника, везде разные звери.
Первый раз за неделю в Луке увидели лесника (в центре с картой). Весёлый, дружелюбный. Купили за символическую сумму путёвки в заповедник, оставили велосипеды (видны за лесником) — дальше подъём 200 метров.
Ура, мы в заповеднике!
Начало пешей тропы на Каменную Чашу. Ну и раз мы в заповеднике, сразу видим много животных. Правда, коров.
Итак, Идём по лесу вверх в гору. Дорога сначала пологая, потом уклон всё растёт. В месте перегиба на скамейке кто-то любезно оставил посохи.
Продолжаем идти вверх. Вокруг довольно густой лес, поэтому особых видов нет. Просто овраг Солнечная Поляна.
После подъёма на примерно 200 метров — точка перегиба. Дальше вниз, в овраг Каменный.
Тут вышли на самую высокую точку округи.
Сразу пробился телефонный сигнал и звонок от папы))

Полина
100 метров вниз по Каменному и вот он, источник Каменная чаша. Часовня, рядом купальня. Все материалы для строительства доставлены вручную, транспорт сюда не пройдёт.
Люблю такое. Сразу вспомнился плакат у такого же источника в Битцевском парке: «Ты как святыню береги и ручейки, и родники, ведь даже капля в ручейке даёт начало всей реки. Орлов».
Внутри часовни.
Вот и сам источник. Выглядит довольно бледно. Каменная Чаша это топоним-новодел 2000-х годов. Место раньше звалось «Колоды» из-за этих труб, идущих по оврагу вниз ещё метров на 100 в Ширяевский овраг, где раньше паслись коровы. Неожиданно источник, питающий коров, стал святым.
Возвращаемся обратно в Ширяево. Белазы в посёлке Богатырь работают на погрузке камня из карьера на баржи.
Вот и Ширяево, характерный вид на Монастырскую гору.
Итог: Каменная Чаша не особо заслуживает посещения. Обычный ручей в овраге. Только если вы в Ширяево уже несколько дней и облазили всё что можно. Теперь понятно что гораздо лучше в Жигулёвском заповеднике посетить другую доступную точку - гору Стрельная. Вторая по высоте вершина Жигулёвских гор с шикарными панорамными видами. Оборудована пандусами для инвалидов и т.д. Доступ к подножию горы только на автомобиле почему-то. Но можно взять такси. Возможно в следующем году...
Made on
Tilda